0

Виды росписи хохлома

История хохломской росписи

Хохлома — старинный русский народный промысел, родившийся в XVII веке в округе Нижнего Новгорода.

Хохлома представляет собой декоративную роспись деревянной посуды и мебели, выполненную золотистым и красным (а также, изредка, зелёным) цветом по чёрному фону. На дерево при выполнении росписи наносится не золотой, а серебристый оловянный порошок. После этого изделие покрывается специальным составом и три-четыре раза обрабатывается в печи, чем достигается уникальный медово-золотистый цвет, придающий деревянной посуде эффект массивности.
Традиционные элементы хохломы — красные сочные ягоды рябины и земляники, цветы и ветки. Нередко встречаются птицы, рыбы и звери.

Андр. Кленин. «Чужая хохлома»

Предполагают, что хохломская роспись возникла в XVII веке на левом берегу Волги, в деревнях Большие и Малые Безлели, Мокушино, Шабаши, Глибино, Хрящи. В настоящее время родиной хохломы считается поселок Ковернино в Нижегородской области. Крестьяне вытачивали, расписывали деревянную посуду и везли её для продажи в крупное торговое село Хохлома (Нижегородской губернии), где был торг. Отсюда и пошло название «хохломская роспись», или просто «хохлома».
Существует и легендарное объяснение появления хохломской росписи. Был замечательный иконописец Андрей Лоскут. Бежал он из столицы, недовольный церковными нововведениями патриарха Никона, и стал в глуши приволжских лесов расписывать деревянные поделки, да писать иконы по старому образцу. Прознал про это патриарх Никон и отправил за непокорным иконописцем солдат. Отказался подчиниться Андрей, сжёг себя в избе, а перед смертью завещал людям сохранить его мастерство. Искрами изошёл, рассыпался Андрей. С той поры и горят алым пламенем, искрятся золотыми самородками яркие краски хохломы.

В настоящее время у хохломской росписи два центра — город Семёнов, где находятся фабрики «Хохломская роспись» и «Семёновская роспись», и село Сёмино Ковернинского района, где работает предприятие «Хохломской художник», объединяющее мастеров деревень Ковернинского района: Сёмино, Кулигино, Новопокровское и др. (фабрика находится в Сёмино, в других деревнях — филиалы).
История
Предполагают, что хохломская роспись возникла в XVII веке на левом берегу Волги, в деревнях Большие и Малые Безлели, Мокушино, Шабаши, Глибино, Хрящи. В настоящее время родиной хохломы считается поселок Ковернино в Нижегородской области.

Крестьяне вытачивали, расписывали деревянную посуду и везли её для продажи в крупное торговое село Хохлома (Нижегородской губернии), где был торг. Отсюда и пошло название «хохломская роспись», или просто «хохлома».
Существует и легендарное объяснение появления хохломской росписи. Был замечательный иконописец Андрей Лоскут. Бежал он из столицы, недовольный церковными нововведениями патриарха Никона, и стал в глуши приволжских лесов расписывать деревянные поделки, да писать иконы по старому образцу. Прознал про это патриарх Никон и отправил за непокорным иконописцем солдат. Отказался подчиниться Андрей, сжёг себя в избе, а перед смертью завещал людям сохранить его мастерство. Искрами изошёл, рассыпался Андрей. С той поры и горят алым пламенем, искрятся золотыми самородками яркие краски хохломы.


Центры хохломы
В настоящее время у хохломской росписи два центра — город Семёнов, где находятся фабрики «Хохломская роспись» и «Семёновская роспись», и село Сёмино Ковернинского района, где работает предприятие «Хохломской художник», объединяющее мастеров деревень Ковернинского района: Сёмино, Кулигино, Новопокровское и др. (фабрика находится в Сёмино, в других деревнях — филиалы).
В Семёнове Школу основал Г. П. Матвеев.
Технология
Как создаются изделия с хохломской росписью? Сначала бьют баклуши, то есть делают грубые бруски-заготовки из дерева. Затем мастер встает за токарный станок, снимает резцом излишек древесины и постепенно придает заготовке нужную форму. Так получается основа — «бельё» (неокрашенные изделия) — резные ковши и ложки, поставцы и чашки.
Изготовление «белья»
После сушки «бельё» грунтуют жидкой очищенной глиной — вапой, как её называют мастера. После грунтовки изделие 7-8 часов сушат и обязательно вручную покрывают несколькими слоями олифы (льняного масла). Мастер окунает в миску с олифой специальный тампон, приготовленный из овечьей или телячьей кожи, вывернутой наизнанку, а затем быстро втирает в поверхность изделия, поворачивая его так, чтобы олифа распределялась равномерно. Эта операция очень ответственная. От неё будет в дальнейшем зависеть качество деревянной посуды, прочность росписи. В течение дня изделие покроют олифой 3-4 раза. Последний слой высушат до «небольшого отлипа» — когда олифа слегка прилипает к пальцу, уже не пачкая его. Следующий этап — «лужение», то есть втирание в поверхность изделия алюминиевого порошка. Выполняют его также вручную тампоном из овечьей кожи. После лужения предметы приобретают красивый бело-зеркальный блеск, и готовы для росписи. В росписи применяются масляные краски. Главные цвета, определяющие характер и узнаваемость хохломской росписи — красный и чёрный (киноварь и сажа), но для оживления узора допускаются и другие — коричневый, светлого тона зелень, жёлтый тон. Кисти для росписи делаются из беличьих хвостов, так, чтобы ими можно было провести очень тонкую линию.
Лужение и художественная роспись
Выделяют роспись «верховую» (когда сначала закрашивают фон, а сверху остаётся серебряный рисунок) и «под фон» (сначала намечается контур орнамента, а потом заполняется чёрной краской фон). Кроме того, существуют разнообразные виды орнаментов:
«пряник» — обычно внутри чашки или блюда геометрическая фигура — квадрат или ромб — украшенная травкой, ягодами, цветами;
«травка» — узор из крупных и мелких травинок;
«кудрин» — листья и цветы в виде золотых завитков на красном или чёрном фоне;
Используют мастера и упрощённые орнаменты. Например, «крап», который наносят штампиком, вырезанным из пластинок гриба-дождевика, или особым образом свёрнутым кусочком ткани. Все изделия расписываются вручную, причём роспись нигде не повторяется. Какой бы выразительной ни была роспись, пока узор или фон остаются серебристыми, это ещё не настоящая «хохлома».


Хохломская роспись
Расписанные изделия 4-5 раз покрывают специальным лаком (с промежуточной сушкой после каждого слоя) и, наконец, закаливают в течение 3-4 часов в печи при температуре +150… +160 °C до образования масляно-лаковой плёнки золотистого цвета. Так получается знаменитая «золотая хохлома».

Википедия

Хохлома, хохломская роспись — история промысла и фото


Старинное искусство хохломской росписи переживает сейчас новый расцвет. Сверкающая золотом, пламенеющая киноварными узорами деревянная посуда и мебель пользуются всемирной известностью. Замечательный русский художественный промысел, возникший еще в XVII столетии в Поволжье, вблизи торгового села Хохлома, от которого и получил свое название, превратился в один из самых крупных центров народного творчества в нашей стране. В прошлом веке хохломские ложки и миски были принадлежностью повседневного крестьянского обихода.
В жизнь советского человека Хохлома вошла по-новому: великолепные сервизы украсили праздничный стол, декоративные вазы и панно вписались в ансамбль современного интерьера и оживили его; мелкие вещицы — коробочки, ковшики — стали любимыми сувенирами, расписные бусы, броши и браслеты — нарядным дополнением женского костюма.

И все-таки среди разнообразной продукции хохломского промысла, подчас имеющей чисто декоративное назначение, самое важное место занимает посуда. Сегодня, наряду с традиционными чашками, ложками, бочагами, поставцами, художники Хохломы предлагают красивые и удобные в употреблении кухонные комплекты, наборы для ухи, ягод, меда, молока, состоящие из нескольких предметов. От этой яркой красочной посуды словно веет щедростью, русским хлебосольством.

Но растущая слава Хохломы объясняется не только тем что хохломские изделия практичны и приятны в хозяйстве, могут служить в качестве декоративного украшения или оригинального сувенира. В наше время все яснее становится значение хохломской росписи как самобытной области русского народного творчества, уникального явления национальной культуры. В произведениях, созданных руками современных мастеров, оживает художественный опыт многих поколений талантливых токарей по дереву, резчиков и живописцев.

Когда рассматриваешь выточенные из легкого дерева чашки, поставцы, бочага, солоницы, не устаешь восхищаться строгой красотой форм, звучной декоративностью росписи, превратившей эти скромные предметы домашнего обихода в подлинные произведения искусства.

Мотивы хохломской росписи просты и поэтичны. Они ограничены растительным и несложным геометрическим орнаментом. Мягко стелются по выпуклым поверхностям предметов гибкие травы или веточки с золотыми упругими завитками-листьями. В узор вплетаются цветы, гроздья ягод. В композициях, то строгих и лаконичных, то изысканных и пышных, нашли воплощение любовь русского народа к природе, его стремление к красоте.

Жизнерадостный строй росписи приобретает праздничную торжественность благодаря великолепно найденной красочной гамме: сверкающего золота, алой киновари и глубокого черного тона. Строгие сочетания цвета и яркий блеск золота придают деревянным мискам сходство с драгоценной посудой. Это тем более замечательно, что хохломское «золото» — продукт изобретательности русских ремесленников.

А получить эффект золота на дереве не так-то просто: некрашеные изделия грунтуют, покрывают олифой, натирают алюминиевым порошком (в прошлом — оловянным, реже серебряным). «Посеребренную» таким образом посуду расписывают стойкими к высокой температуре масляными красками, лакируют и закаляют в печи. От нагрева лак желтеет, обращая «серебро» в «золото», смягчая яркость колорита росписи ровным 3олотистым тоном.


Секреты технологии, замечательные традиции этого вида народного искусства хранят и совершенствуют два крупных художественных предприятия, находящихся в Горьковской области: «Хохломская роспись» в городе Семенове и «Хохломской художник» в деревнях Семино, Кулигино, Новопокровское Ковернинского района. Прославленные коллективы объединяют около тысячи мастеров. Творчество многих из них отмечено высокими наградами.

Родиной хохломской росписи не случайно стало Заволжье. Лесной край на северо-востоке бывшей Нижегородской губернии издавна славился умелыми мастерами. Здесь вплоть до конца XIX века сохранялись многочисленные художественные ремесла, среди которых, благодаря обилию лесов, особое место заняла обработка дерева. Хохлома была лишь единственной отраслью распространенного здесь искусства резьбы, токарного дела и росписи по дереву.

Резьбой и росписью щедро украшалась крестьянская утварь: сани, конские дуги, прялки, вальки, ткацкие станы, посуда. Затейливые узоры вырезали народные мастера на пряничных и набоечных досках, для детей делали щепную и точеную игрушку. Особенно изощренным в Поволжье был резной наряд изб. Фронтон, стены, ворота покрывались декоративными досками с изображением пышного растительного орнамента и фантастических существ — птицы-Сирии, русалок-«берегинь», львов с цветущей веткой вместо хвоста.
Чтобы усилить впечатление нарядности, домовую резьбу, как и резьбу на утвари, подцвечивали. Но еще сильнее стремление крестьянских художников к яркой красочности проявилось в росписи деревянных игрушек, лубяных коробов, берестяных туесов, хохломской посуды и городецких прялок.
Городецкая живопись, возникшая во второй половине XIX века по соседству с хохломской росписью, совершенно не похожа на нее. В деревнях, вблизи известного шумными базарами Волжского Городца, крестьяне изображали на широких донцах прялок забавные картинки: нарядные «парочки», лихих всадников на крутошеих конях в обрамлении пышных роз или пестрых букетов, веселые угощения.
И сегодня эта крестьянская живопись восхищает нас до дерзости смелой живописной манерой, звучной гармонией насыщенных синих, желтых, черных и розово-красных тонов. Бытовые сценки, указывающие на позднее происхождение Городецкой росписи, цветистость красочной гаммы, техника «холодной» окраски по контрасту подчеркивают неповторимое своеобразие чисто орнаментальных мотивов Хохломы, ее строгого торжественного колорита и необычной технологии, порожденных художественной культурой XVII столетни.
В истории народных промыслов Поволжья хохломской промысел занял особое место не только по широте распространения, количеству занятых рабочих рук, объему изготовляемой продукции, размаху торговли, но и по удивительной жизнеспособности. Способ хохломской окраски возник, по всей вероятности, в XVII веке. Во всяком случае, уже тогда металлический порошок в украшении деревянной посуды широко использовался нижегородскими мастерами, например, в вотчинах боярина Морозова, который в письме к своим приказчикам в 1659 году требовал прислать ему «сто блюд сковоротчетых красных (т. е. окрашенных. — Т. Е.) и на оловянное дело». Но была ли эта посуда похожа на золотую, неизвестно.

Вполне возможно, что на сложение технологии Хохломы оказало влияние развитое в раскольничьих скитах Заволжья иконописное ремесло — для золочения фона икон употреблялся серебряный порошок под олифу. В этой технике, близкой хохломской, местные иконописцы пробовали создать и чисто орнаментальные композиции. В Горьковском художественном музее хранятся киоты XVII века, расписанные пышными растительными узорами, напоминающими драгоценные восточные ткани. Фантастические золотые цветы и причудливой формы листья поблескивают на красном и зеленом фонах.
Распространение способа имитации золота в окраске крестьянской посуды было вызвано, по-видимому, желанием подражать дорогой утвари, выточенной из ценных пород дерева, окрашенной киноварью и расписанной настоящим золотом. Она бытовала у бояр, а изготовлялась в монастырях и, в частности, в Тронце-Сергиевой лавре, к которой в XVII веке были приписаны заволжские села Хохлома и Скоробогатово. Из документов монастыря видно, что крестьяне из этих сел вызывались для работы в мастерские Лавры, где могли познакомиться с производством праздничных чаш и ковшей. Интересно, что именно хохломские и скоробогачовские земли стали родиной оригинальной народной росписи, посуды, похожей на драгоценную.
Обилие леса, близость торговых путей способствовали развитию промысла. В 1810 году русский ученый-географ Евдоким Зябловский сообщал, что в деревнях Нижегородской губернии, расположенных на левом берегу Волги, «крестьяне точат и лакируют разную деревянную посуду. Товар их легок, чист, крепок, и как желтый, так и черный их лак, который варят они из льнянаго масла, весьма крепок и светел».
К середине XIX века промысел значительно вырос. «Деятельность в Хохломской волости необыкновенная, — писали „Нижегородские Губернские Ведомости» в 1855 году, — в одних деревнях приготовляются баклуши, в других — из баклуш точат чашки, в третьих — их красят. . .»
Десять деревень Семеновского уезда (Вихарево, Кошелево, Сивцево, Березовка и другие) в 1870 году окрасили 930 тысяч штук посуды. С ними соперничала Скоробогатовская волость соседней Костромской губернии, где росписью занимались в Больших и Малых Хрящах, Семине, Россадине, Мокушине, Воротневе и селе Бездели, получившем свое название за то, что его жители не сеяли хлеба, как другие крестьяне, а жили только доходами от промысла.
Во второй половине XIX века здесь делали всевозможные чашки, икорные блюда пяти сортов, точеные кружки, бочонки, лаковые трости и табакерки. Славилась и мебель с хохломскими узорами, которую изготовляла в Безделях семья Красильниковых. К этому времени хохломская роспись накопила определенные традиции, сложились ее характерные приемы, типы композиций.
Искусство Хохломы в своих истоках тесно связано с древнерусской декоративной культурой. В хохломских орнаментах можно увидеть связь с растительными узорами икон и фресок, рукописей, тканей и утвари XVII столетия. В процессе развития крестьянская роспись испытала различные влияния, но, переработав их, создала свой особый стиль, во многом определявшийся задачами массового производства дешевой посуды для крестьянского же обихода.

Принципы украшения ее разнообразны и зависят от формы, размеров и назначения предмета. Самые дешевые миски, которые можно было встретить в любой деревенской избе, имели несложный орнамент. Мастер, обмакнув в краску трафарет, сделанный из кусочка фетра, сухого гриба-дождевика или пористой губки, уверенно наносил на поверхность миски черные и красные ромбики, звездочки, спирали. Они чередовались на золотом фоне в строгом ритмическом порядке, иногда сочетаясь с легкими мазками, то разбросанными по бортику, то образующими на дне подобие цветка. Уже в этих примитивных композициях сказалось замечательное декоративное чутье деревенского художника, его умение заполнить поверхность предмета рисунком, нигде не оставляя пустот, но и не забивая золотого фона краской. Скупыми средствами мастер создавал нарядную, радующую глаз роспись.
Вещи крупные или более сложные по форме расписывались так называемым травным орнаментом. Он исполнялся быстрыми лаконичными росчерками кисти, похожими на травинки или перистые листья. Легкий ажурный узор, покрывающий золотистые блюда, бочонки, поставцы, подчеркивал красотут их пропорций, пластику силуэта.
В этом отношении примечательна роспись «артельных» чаш, огромных, «до полутора аршин в диаметре», из которых можно было накормить целую артель. Иногда на них красовалась надпись: Сия чаша для бурлаков, приятно кушать им на здоровье. Хозяину служим, песенку поем.
На дне такой чаши мастер, как правило, помещал розетку из «трав». Эта композиция получила в народе название «рыжика», то ли из-за сходства с лесным грибом, то ли потому, что напоминала солнышко — рыжее Ярило. Часто розетка вписывалась в ромб, образуя как бы пряник.
Рисунок в центре, подчеркивающий дно, обрамлялся растительной ветвью. Она ложилась на бортик чаши пышным венком и словно распускалась на наших глазах, выбрасывая один за другим упруго завитые побеги с гроздьями ягод. Такой орнаментальный мотив удобно распространять на сферической поверхности предмета, а благодаря многократному повторению, рисунок его приобретает ясность и законченность.
В другом случае композиция строится по принципу контраста—»пряник» укрупнен, а по бортику, словно перья сказочной птицы, смело брошены вихрящиеся мазки, бегущие в одном направлении. Их стремительный ритм огтеняег неподвижность «пряника». Травные узоры, вынесенные из старины, Хохлома бережно хранит, а иногда неожиданно смело перерабатывает, создавая до бесконечные и разнообразные варианты: волнообразная ветвь на чаше, пышные кустики на пузатом бочонке или приземистой солоннце, изящные «осочки» на стройном поставце, а на крышке его — круто изогнутая веточка-спираль.
Фантазия крестьянского художника неистощима: орнамент никогда не повторяется в точности, а каждый новый его вариант — это искусная импровизация, исполненная без предварительного рисунка. Оттого так выразительны приемы «верхового» письма, которыми исполняют «травку»: гибкие мазки — травинки — ложатся силуэтами поверх Золотого фона. Ритмы росписи определяются движениями кисти, то смелыми, энергичными, то плавными и неторопливыми, но всегда уверенными и точными.

Манера письма, выработанная не одним поколением художников, сочетает выверенность приемов с непосредственностью и кажущейся простотой: мы видим, как застывала краска от прикосновения кисти, дающей жизнь чудесным листам и травам. Сочные мазки и легкие росчерки предельно условны и содержат только намек на форму, но сразу же вызывают в нашем воображении живой и яркий образ цветущего растения.
В этих огненных всплесках киновари — щедрость и богатство души русского человека, в них — живое чувство природы и мечта крестьянина о прекрасном, его желание превратить скромную былинку в диковинное растение, вьющееся причудливыми завитками. О том же поется и в народных свадебных песнях: вьется «золотой яр-хмель», на пути жениха к невесте распускаются «лазоревые цветы», склоняется «шелковая травушка».
Травный орнамент был самым любимым у крестьян, но существовали и композиции без «травки», «под листок»,— изображение несложных по рисунку листочков на ветках, или такие, где «травки» были дополнением к основному узору. Например, «древко» с крупными цветами и листьями, курчавыми усиками.
«Верховое» письмо это одно направленно хохломской росписи, связанное с традицией свободных кистевых росписей, которые бытовали в Поволжье в XVII—XVIII веках. Иные приемы и декоративные принципы развивает возникшее в середине прошлого столетия «фоновое» письмо.
Исполнение его отличается большей сложностью: тонкой черной линией художник намечает контуры рисунка, затем закрашивает красный фон, а оставленный серебристый узор отписывает, т. е. оживляет легкими мазками, оттеняет штриховкой. После покрытия лаком и закалки в печи золотые цветы и листья заблестят на празднично-алом пли глубоком черном фоне.
Так писали «кудрину — орнамент, образованный золотыми завитками. Они, следуя друг за другом, словно гребешки волн, создают нарядную золотую кайму. Такую полоску любили помещать по краям чаш и поставцов.
Часто мотивом «кудрины» является крупная ветвь с сочными листьями, напоминающая растительные узоры домовой резьбы. Эти узоры, по рассказам старого мастера Н. Г. Подогова, художники Хохломы переделывали на свой лад, изменяли композицию, приспосабливая ее к выпуклым поверхностям точеной посуды, придавали листьям более округлые очертания.
«Кудрина» нравилась своей обобщенностью, игрой плоских золотых пятен. Миски и ложки украшали такой росписью, но особенно хороша была она на крупных предметах — больших чашах, дугах, круглых табуретах. На дугах, сделанных в середине прошлого века, встречаются также узоры с более мелкими веточками, перехваченными кольцами и кудрявыми листочками. Они напоминают орнаменты древних рукописных книг, сохранявшихся старообрядцами.
Очевидно, эти рисунки повлияли на сложение мотивов «кудрины», а возможно, и определили графический характер ее приемов: вместо сочных мазков «травки», рождающих впечатление живописности, объема, здесь властвуют контурная линия, плоское золотое пятно, тонкий штрих в проработке деталей. Однако сложное и трудоемкое «фоновое» письмо исполнялось, по-видимому, только на подарочных вещах или но особому заказу. Таких вещей дошло до нас немного, и часто они были подписными или имели надписи: Сия дуга крестьянина Симеона Иванова Гришина дер. Реткино 1853.

Техника «верхового» письма, благодаря легкости и лаконизму его приемов, оставалась главной в украшении массовой посуды, которая продавалась партиями по тысяче штук. Легкие, прочные, нарядные и дешевые хохломские миски, ложки, поставцы и блюда широко расходились в России и вывозились за границу. Основной торговой магистралью была Волга.
Весной, как только река очищалась ото льда, доверху нагруженные «щепным товаром» барки плыли в Городец либо в Нижний Новгород и Макарьев, славившиеся своими ярмарками, а оттуда в Саратовскую и Астраханскую губернии. Через киргизские степи доставляли хохломскую посуду в Персию, Индию, Среднюю Азию. Из Нижнего отправлялась она в Сибирь, к Белому и Балтийскому морям. Англичане, немцы и французы покупали ее в Архангельске. Путешественники встречали хохломские чашки в отдаленных городах Америки, Африки и Австралии.
Несмотря на растущую популярность хохломской росписи, в конце XIX — начале XX века промысел пережил жестокий кризис, вызванный подорожанием леса и усилившейся конкуренцией фабричной посуды. Кустарям приходилось вырабатывать самые дешевые сорта посуды, роспись вырождалась в грубые небрежные мазки. Профессиональные художники, посланные Нижегородским земством для обучения кустарей новым рисункам, внесли в роспись элемент холодной стилизации.
Новую страницу искусства Хохломы открыла Великая Октябрьская социалистическая революция. В первых постановлениях Советской власти ощущалась забота об охране и развитии народного творчества. Важную роль в его судьбах сыграл декрет ВЦИК. подписанный В. И. Лениным и М. И. Калининым 25 апреля 1919 года. «О мерах содействия кустарной промышленности». Хохломские кустари, как и мастера других промыслов, получили необходимую финансовую поддержку и сырье. Они объединились в артели и перешли работать из тесных красилен в светлые и просторные общественные мастерские. В 1918 году в г. Семенове открылась школа хохломской росписи.
Устроенная в 1921 году в залах Государственного Исторического музея выставка произведений крестьянского искусства показала его подлинную красоту и значительность, побудила художников Хохломы обратиться к изучению богатого наследия прошлого. Временем возрождения подлинно народного характера росписи были 1920—1930-е годы. Ее лучшие традиции сохранили и передали молодому поколению художников старые мастера: С. С. Юзиков, братья Красильниковы, А. М. Серов, П. Ф. Распопин, семья Пологовых и другие.
Однако традиции дореволюционного искусства Хохломы подверглись переосмыслению в духе времени. В результате, на Выставке народного творчества, которая состоялась в 1937 году в Государственной Третьяковской галерее, появились новые оригинальные работы хохломских художников. В этих произведениях на основе старинного «травного» письма были созданы разнообразные варианты растительных узоров. Художники стали помещать среди гибких травок цветы, узорчатые листья, ягоды земляники, смородины, малины, колоски ржи, изображать птиц, а иногда и рыб в разводах трав-водорослей. Впервые в хохломском орнаменте ярко воплотилось радостное ощущение жизни, а его содержание стало богатым и эмоциональным.

Последующие десятилетия были полны напряженных исканий: искусство Хохломы обогащалось новыми открытиями. Наиболее высокие творческие достижения связаны с современным этапом в жизни промысла. Прекрасные результаты приносит работа хохломских мастеров в содружестве с сотрудниками московского Научно-исследовательского института художественной промышленности — В. М. Вишневской. 3. А. Архиповой, А. В. Бабаевой. Е. И. Воронцовой.
В открывшихся на хохломских фабриках экспериментальных лабораториях художниками создается богатый ассортимент изделий, которые сегодня приобретают все большую популярность. Здесь и разнообразная посуда, и декоративные вазы, ковши, панно, и комплекты разборной детской мебели, легкие и удобные журнальные столики. Среди новинок сувенирной продукции — изящные вазочки, пудреницы, набор из трех миниатюрных поставцов, вложенных один в другой и расписанных «травкой», «кудриной» и «под фон».
В разработке пластических качеств новых изделий авторы стремятся полнее использовать специфику дерева. Принимая за основу типы традиционной русской деревянной посуды— чаши, братины, поставцы, кадочки, большие кружки для кваса,— художники по-своему интерпретируют форму, придавая ей более острую выразительность, подчеркивая стройность и легкость или, напротив, массивность и приземистость. Это достигается изменением пропорции, силуэта, оригинальным решением деталей — ручек, крышек.
Благодаря новому декоративному назначению хохломских изделий, эстетическая основа Хохломы получила дальнейшее развитие. Хохломская роспись сегодня стала необычайно тонкой, виртуозной, эмоциональной. В совершенстве владея всеми видами письма, художники создают бесконечно разнообразные варианты орнаментов. И в любой композиции ощущается яркая индивидуальность мастера. Даже, казалось бы, в однообразных, на первый взгляд, травных узорах мы легко можем отличить крупные сочные «травины» А. И. Куркиной от нежной «травушки» Н. А. Денисовой или легких динамичных, словно склоненных порывом ветра, алых «трав» Е. Н. Доспаловой.
Сложнее и богаче стала красочная гамма росписи. В пределах традиционного колорита мастера ищут новые интересные сочетания, раскладывая основные цвета на близкие оттенки: на красных ягодах появляются желто-оранжевые блики, на листах — переливы зеленовато-коричневатых тонов, мягко сочетающихся с золотой. Палитра Хохломы словно вбирает в себя красочное богатство осенних лесов, среди которых родилась роспись.
Насыщенность хохломских узоров художники оттеняют золотыми полосками, точеными декоративными кольцами, желобками, придающими изделию особую нарядность. В современном хохломском искусстве определилось два направления.
В Ковернинском районе, где мастера работают в деревнях, затерявшихся среди густых лесов, образный строй росписи во многом определяется непосредственными жизненными впечатлениями. Преобладающие мотивы здесь —»травка», скромные полевые цветы, листья и сережки березы, липы, лесные ягоды. Ритмы рисунка плавны, неторопливы, зато кистевые приемы живописны и смелы. «Мы любим ягоду живую, свободу в росписи»,—говорят ковернннскне художницы.

У каждой из них — своя особая манера исполнения. Тонким лиризмом отличается творчество Л. И. Масловой. Ласковый, приветливый образ природы воплощен ею в композициях с мотивом крыжовника. На гибких веточках изображает она узорчатые нежно-зеленые листья, полосатые золотисто-желтые ягоды. Сквозь мохнатую их кожицу словно просвечивают на солнышке золотые жилочки-штрихи.
Росписи К. В. Моснной с малинкой, рябиной и смородиной сродни веселой крестьянской песне. Веет от них свежестью чувства, чисто народным пониманием цвета —звучного, яркого, полнокровного. Тонкие линии уживаются здесь с дерзким мазком и «тычком», («ляпушкой»), который наносится торцом кисти. Такими «тычками» мастерица пишет ягоды ежевики и малины, крону деревца, цветы клевера.
Живописным темпераментом выделяется среди других мастериц О. П. Лушнна. Часто строит она композиции на игре крупных пятен цвета, отказываясь от традиционного гибкого стебля или куста. По золотому фону чаш и ваз смело разбрасывает художница огненно-красные листья. Эти яркие сочные пятна, подобные звонким музыкальным аккордам, сообщают образному строю росписи особую приподнятость и мажорность.
Современное «фоновое» письмо стало необычайно эффектным. Растительные узоры, которые исполняются в этой технике, благодаря особым приемам получили новую оригинальную интерпретацию: то в густо насыщенных орнаментом росписях А. Т. Бусовой пламень ягод и золото листьев контрастируют с бархатно-черной глубиной фона, то сияют на нем, как звезды на ночном небе, золотые цветы-розетки в произведениях О. Л. Веселовой. Мастер П. А. Новожилова любит красный фон, придающий изображению особенную праздничность. Мягки, пластичны рисунки ковернинской «кудрины». Правда, здесь они исполняются реже, чем в городе Семенове.
Город Семенов —другой крупный центр Хохломы, где это искусство развивается несколько иначе. Хотя и семеновские и ковернинские художники — тонкие знатоки всех видов письма, у тех и у других есть свои любимые мотивы и приемы. Различия в характере их росписи наметились давно. В 1937 году на выставке «Народное творчество» в Третьяковской галерее особый интерес вызвали два декоративных панно. Одно из них принадлежало ковернинскому мастеру А. Г. Подогову.
Использовав старинный мотив композиции «древко», он изобразил кричащих скворцов среди свежей зелени и пушистых цветов черемухи. Ему удалось создать поэтический и вместе с тем жизненный образ весенней русской природы. Работа семеновской художницы А. П. Кузнецовой завораживала своей сказочностью: на пышной ветви с волшебными яблоками изящная птица-Пава с огненным золотисто-оранжевым оперением.
Семеновцев и позднее привлекали сложные и пышные композиции с фантастическими птицами, цветами и причудливой формы листьями, которые ими исполнялись в легкой графической манере.
В последнее время много и охотно семеновские мастера работают над орнаментами «Кудрины», пишут их мелко, с ювелирной тонкостью.
Своеобразны, необычны мотивы «кудрины» у М. Ф. Синевой. В них варьируется изображение экзотического цветка, образованного золотыми завитками и напоминающего восточное опахало.
Если ковернннские мастерицы стараются каждая сохранить свой индивидуальный «почерк», то в г. Семенове талантливые художницы А. П. Савинова, Н. П. Сальникова, Н. В. Морозова, Н. И. Иванова, М. М. Гладкова, создавая новые композиции, часто работают сообща. Каждая всегда может продолжить или закончить работу другой. Особенно хороши столовые сервизы, выполненные коллективом мастеров под руководством И. К. Сорокина.
Редкостными по красоте узорами расписывают различные предметы. Можно без конца любоваться филигранным орнаментом из мелких золотых завитков-листьев на гибком стебле. Прихотливо изгибаясь, золотые ветки ложатся на красный фон чашек, братин и ковшей нарядным ажурным кружевом. Великолепная торжественная роспись соответствует назначению праздничной посуды. Произведения семеновских и ковернинских художников прекрасно дополняют друг друга, давая представление о богатых и разнообразных возможностях современной хохломской росписи.
Когда-то изобретательные русские крестьяне, восхищаясь дорогой, но недоступной для них украшенной золотом посудой, создали Хохлому. Волшебная сила искусства превратила ее в подлинную драгоценность, и сегодня красочные и поэтичные хохломские вещи несут радость людям всей Земли.
Т. И. Емельянова. 1974 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *